Лезгины как наемная сила в событиях XVIII-XIX вв. на Кавказе

Лезгины как наемная сила в событиях XVIII-XIX вв. на Кавказе

Приход на Кавказ русских, а за ними и европейцев, помимо всего прочего оставил множество описаний жизни и быта наших предков. Некоторые из этих описаний бесценны, потому что позволяют нам посмотреть на наше прошлое со стороны.

Так, все исследователи Кавказа отмечают в числе основных промыслов лезгин наряду со скотоводством и разведением пчел и «грабежничество», т. е. набеги на сопредельные страны и народы с целью наживы.

Но внимательное ознакомление с архивными документами XVIII-XIX вв. показывает, что более значимой, чем «грабежи и воровство» статьей доходов у лезгин было наемничество. Во всех политических катаклизмах, дворцовых интригах и переворотах на территории Закавказья участвуют наемники-лезгины.

Историк Дубровин описывает ситуацию в Дагестане после захвата генерал-аншефом Зубовым Дербента в 1796 году. Плененный Ших-Али хан совершает побег и поселяется в Ахтах.Привыкший к роскоши хан терпит большую нужду и намеревается перебраться в Элису к родственникам по матери или в Персию. Его навещает мудрый и опытный Сурхай-хан II, говорит, что русские приходят и уходят, советует ему остаться в Ахтах и дожидаться отъезда русских, и обещает поддержать его материально.

Ших-Али-хан соглашается с ним и остается. В это время в Дагестан прибывают эмиссары Сиятельной Порты с большой суммой денег и предлагают их названным ханам, но с условием воевать против неверных.

Ших-Али-хан тут же забывает свои планы, а Сурхай-хан свои советы; В Ахтах и Кази-Кумухе идет набор войск, отряды соединяются в селе Алпан Кубинского ханства, громят отряд подполковника Бакунина, где помимо рядовых гибнут семь офицеров во главе с самим Бакуниным, и расходятся. [Дубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Том III].Этот эпизод показывает, как легко наши предки переходили от мира к войне и обратно. Помимо личных качеств и ментальности народа, само общественно-политическое устройство жизни нашего народа делало их идеальной средой для набора наемников.

Броневский С. М. пишет: «Ханы Ширванские и Дагестанские владельцы ничего важного предпринять не могут без согласия совета их, составляемого из старшин, беков и других чиновников. Сей самый образ правления существует и в Лезгистане, с той разностью, что Лезгины более привязаны к независимости, нежели Ширванцы или Дагестанцы, которые приобвыкли уже к единоначалию. В судных маловажных делах, гражданских и уголовных, владельцы решают оные окончательно и приговор немедленно исполняется; но в важных случаях они обязаны советоваться со старшинами, дабы избегнуть их негодования и ненависти. Когда же беки или старшины действуют согласно видам своих владельцев, сие обстоятельство обращается почти всегда в отягощение жителей, наипаче Армян, утесняемых безмерными налогами. Все внутренние возмущения и кровопролития, за исключением неприятельских нападений, отнести должно к двум главным причинам: 1. Соперничество до ненависти и непримиримой злобы, допускаемое между владельцами единокровными…2. Сребролюбие владельцев, изнуряющих подданных налогами, от чего сии последние тайно или явно способствуют к низвержению своих тиранов, в чаянии лучшего жребия при перемене владельца, хотя довольно часто в том ошибаются. В обоих случаях обыкновенно приглашаются на помощь союзные или дружеские Лезгины, которые довершают разорение жителей.» [Броневский С. М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе Стр. 450- 451.]

Вооруженный лезгин на коне. XIX век.
Вооруженный лезгин на коне. XIX век.
Лезгин «приглашали» как для защиты, так и для свержения. «…Ибраим хан ни о чем давно уже к нам не пишет, все, что известить нужнаго находим, узнали мы от некоторых от него убежавших людей, которые как к нам, так и другим окрестным владетелям убегая от него, ищут пристанища и покрова. Они объявляют, что Ибраим хан собрал до 700 лезгинов и содержит их в самой крепости Шушинской, набрал их для того, что поссорясь с братом своим и свойственниками, боится, чтоб оне его не умертвили.» пишет 1783 году царь Ираклий II Потемкину. [Армяно-русские отношения в ХVIII веке.1760-1800 гг. Том IV . Ереван, 1990, док. № 158].

О присутствии «Лезгин, составляющих его стражу» в Нухе у Селим-хана, докладывает майор Ребиндер от 16-го июня 1805 года кн. Цицианову [АКАК, том I]. Но чаще лезгин призывали для свержений. Набор наемников обычно происходил через старшин.

Заинтересованная сторона приезжала в Лезгистан, или приглашала старшин к себе и там договаривались об условиях. Затем старшины уже у себя в обществах сзывали желающих принять участие в предприятии.

«…24-го сентября многие Лезгинские старшины отправились в Ганджу для переговора к царевичу Александру, а сего числа прибыл посланный мною в Белаканы Армянин Погос, который мне донес, что те старшины из Ганджи непременно дней чрез семь или восемь возвратятся, с коими и он будет, и поедут по всем Лезгинским деревням приглашать для выхождения к нападению на город Сигнах», докладывает подполковник Солениус ген.-м. Лазареву в раппорте от 5-го октября 1802 года [АКАК. Т. I].

Оплата услуг, надо полагать, была наличными, хотя договаривались и за «безналичную оплату» тоже. Так, грузинский царь Вахтанг IV, принявший ислам и бывший вассалом персидского Гуссейн-шаха, при приходе на Кавказ Петра I вступил с ним в сношения и выразил готовность участвовать в военных действиях против персов.Но русские вскоре уехали, а о сношениях с Петром I разузнал претендент на грузинский престол царевич Константин (Магомед-Кули-хан). Константин донес обо всем шаху, получил от последнего право на престол (Грузия была провинцией Персии) и войска на свержение Вахтанга.

Но Вахтанг разбил персидское войско и прогнал претендента. Тогда Магомед-Кули-хан обратился за помощью к лезгинам. «Лезгины и прочие Дагистанцы приняв сей договор охотно, вторглись неожиданно в Грузию и внезапно напали ночью на карталинское войско, которое стояло в лагере вне Тифлиса и беспечно предано было сну. Карталинцы были побиты» [Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г].

В качестве платы царевич предложил наемникам три дня грабить Тифлис. «Константин овладел Тифлисом, предал его грабежу Лезгов, а Вахтанг удалился в Имеретию. Cиe было 1723 года» пишет Бутков.

Забавный случай вспоминает в своей автобиографии деятель армянского освободительного движения Иосиф Эмин. На гянджинского Шаверди-хана решили идти с войной ширванский и карабахский ханы, а также царь Грузии.

Гянджинский хан призывает на помощь лезгин. Но до их прибытия хану удается предотвратить назревающую войну дипломатическим путем. А лезгины тем временем приходят в количестве 2000 человек и теперь хан думает, что делать с «опасными и требовательными гостями».

После некоторых переговоров хану удается уговорить их пойти и грабить Ереван. По пути в Ереван находившемуся в отряде Иосифу Эмину удается навести их на племя кеоланских курдов, которые в это время переселялись из Ереванского ханства во владения карабахского хана.

В итоге эти самые переселенцы и становятся жертвами лезгин. «Курды бились очень храбро и с большим ожесточением, но, застигнутые врасплох, были в конце концов, побеждены» пишет автор.

Штурм Гянджи в 1804 году
Штурм Гянджи в 1804 году


«Лезгинам досталась громадная добыча: свыше восемьсот пленных—мужчин, женщин, детей, восемь тысяч овец, две тысячи голов крупного рогатого скота, шестьсот кобыл, двенадцать тысяч туманов золотом и серебром, много домашнего скарба и т. п.» [Иоаннисян А. Р. Иосиф Эмин. — Ер., 1945 (второе переработанное издание, 1989)].

Впрочем, известны случаи, когда наемники довольствовались и просто угощением. От такого инструмента влияния на дела в Закавказье разумеется не могли остаться в стороне и внешние силы.

Наибольшую активность в привлечении лезгинских наемников для продвижения своих интересов проявляла Турция. Турки не только инспирировали несколько крупных антироссийских выступлений лезгин.

После присоединения Картли-Кахетии к Российской империи, главнокомандующий царскими войсками в Грузии генерал-лейтенант К. Ф. Кнорринг много внимания уделял защите новоприобретенной провинции от набегов со стороны лезгин.Российские войсковые части и Кахетинское ополчение заблокировали границу с Джарскими обществами, откуда «…некоторые из ветреных, конечно, более к движению развратных нравов своих, нежели с согласия почтенных старейшин и прочих благоразумных cоотчичей (так в тексте – автор) своих, покушались и производили на границах Грузии хищничества, а некоторые давали у себя пристанище Лезгам и другим Дагестанцам, пропуская их чрез обитания свои свободно на подобные же в Грузии злодеяния» [Письмо ген.-л. Кнорринга к старшинам и всему народу, в селениях Джарских обитающему, от 18-го апреля 1802 года. АКАК. Т. I].

Турция в этой ситуации представляет лезгинам в качестве плацдарма для набегов аннексированный у Грузии Ахалцихский уезд. Не довольствуясь простыми набегами, управляющий Ахалцихским пашалыкством Шериф-паша еще и старается поднять лезгин на изгнание Российских войск из Грузии.

Вот что докладывает Кнорринг царю Александру I: «По 7-е число сего сентября в Грузии все благополучно. Для отражения Лезгин, угрожающих впадением в Грузию сильною партиею из Ахалцихской провинции, ген.-м. Лазарев выступил 6-го числа текущего месяца с двумя батальонами вверенного ему 17-го Егерского полка, двумя легкими пушками, 75-ю казаками и 200-ми вооруженных Грузин, на границу Грузии к Ахалциху. Я ему предварительно предписал, что ежели в землях Грузинских хищников сих не встретит, то, подавшись ближе к пограничной черте, отнесся бы к Ахалцихскому Шериф-паше, что как всегда уверения его были, якобы он во владения свои Лезгин не принимает, а сами они находят убежище в необитаемых горах на границе между Грузии и Ахалциха, и что ежели на вытеснение их войска Русские к местам сим приблизятся, готов якобы и он содействовать к поражению Лезгин с своей стороны, то бы теперь показал беспристрастие свое к сим хищникам; иначе сочтен будет за участника их злодеяниям, Грузии наносимым, и рано или поздно подвергнет себя справедливому возмездию. — Но Лазареву я подтвердил при том отнюдь в границы Ахалциха не входить, а только настоящим движением вящее испытать расположение к Грузии паши Ахалцихского.

Вашему Императорскому Величеству осмеливаюсь всеподданнейше о всем том донести, присовокупляя, что сей Шериф-паша выдал обвещение в южном Дагестане от имени султана и с приложением ложной его печати, коим возбуждает Лезгин и прочих к соединению сил своих на вытеснение из Грузии Русских; и обвещение оное, рассеясь по горам Кавказским яко справедливое, производит те скопы злодеев, кои в течение настоящего лета столь многократно вторгались в Грузию и только теперь гораздо уменьшились». [Всеподданнейший рапорт ген.-л. Кнорринга, от 13-го сентября 1802 года, за № 30. АКАК. Т. I].

Есть сведения, что лезгинские наемники участвовали во внутридворцовых интригах в Турции и особенно в Персии. Но документы об участии лезгин в распрях претендентов на шахский и султанский престолы пока недоступны для изучения. Также, судя по тому, что в ономастике среднеазиатских стран нередко встречается слово «лезги», нанятые эмирами лезгины отметились и там.

Но образ лезгинского наемника, как впрочем и любых наемников, далек от образа благородного рыцаря. «Подлый наемник» – в сердцах бросает в лицо своему другу героиня известного фильма, и это словосочетание не лишено правды. Несмотря на романтический ореол, почтения наемники никогда не имели, потому что движущей силой для них были не честь, патриотизм или идеологические убеждения, а личная нажива. Международное гуманитарное право лишило наемников статуса комбатантов, а соответственно и прав военнопленных, в случае попадания в плен. Конвенция ООН от 1989 года запрещает вербовку, финансирование и использование наемников.

Наемники-лезгины ничем не отличались от своих собратьев в остальном мире, они с таким же безрассудством сокрушали и грабили и свои лезгинские города и села, и нередко по просьбам иноземных «спонсоров». Об одном из таких случаев рассказывает Гербер, когда Сурхай-хан «…в 1725 году зимою войско собрал в 6000 человек, с которым ходил он в Мушкур для раззорения деревни Дедели, только он не взял деревню, в которой находился Хаджи Дауда брат, и оную стеною укрепил. Сие войско Зурхай содержал до 4 месяцев и давал каждому человеку на день по абасе, или по 25 копеек, кроме других подарков, которые знатные люди онаго войска получали куралей и курей (кюринцы и курахцы – автор), которые Российской империи подлежат. Понеже оные главные воры, стал он своими подданными, как стали числить, чего не бывало, только оных оставлять по себе отрешить не хочет». [Гербер И. Г. Записки о находящихся на западном берегу Каспийского моря, между Астраханью и рекою Кура, народах и землях и об их состоянии в 1728 году]. Недаром Сурхай-хан позже заявит, что завоевал Ширван мечами лезгин.

Таковы были нравы наших предков в те времена. С тех пор прошли столетия, но похоже для нас мало что изменилось. Мы все также развиваем чужие науки, спорт и искусства, поднимаем чужие экономики, пачками гибнем в «дальних палестинах» и все так же готовы грызть друг другу глотки, было бы угощение. Психология наемников въелась в наши гены. Пора бы нам задуматься.

Бедирхан Эскендеров



Назад к списку новостей